Главная
/
Пресс-центр
/
Статьи
/
Как устроен студенческий спорт в Америке? Рассказываем на примере Стэнфорда, куда поступил наш пловец – призер чемпионата мира

Как устроен студенческий спорт в Америке? Рассказываем на примере Стэнфорда, куда поступил наш пловец – призер чемпионата мира

← Предыдущая Следующая →
0
90

Вы наверняка смотрели фильм Юрия Дудя про Кремниевую долину и Стэнфорд – трехчасовой сон о том, что образование может быть интереснее вечеринок, бизнес не боится государства, а мир открыт всему новому. С 2020 года калифорнийский университет – реальность пловца Андрея Минакова, первого российского спортсмена в Стэнфорде.

Вокруг Пало-Альто вырастают мощные предприниматели и умные программисты. На обучение и стартапы выделяется очень много денег, но остаются ли средства и силы на спорт? 

В Стэнфорде учились олимпийские чемпионы, рекордсмены и чемпионы мира (Тайгер Вудс – первый спортсмен-миллиардер, гольфист; Дженни Томпсон – восьмикратная победительница Игр по плаванию; Кэти Ледеки – пятикратная олимпийская чемпионка в том же виде; братья Коллинзы – выступали в НБА в нулевых; Майк Альдрете – чемпион мировой серии по бейсболу и многие другие). Получали ли они финансовую поддержку, когда представляли университет? Возможно ли оказаться там исключительно из-за больших спортивных результатов? Мы разобрались в этих вопросах. 

Нам помогли:

• Владислав Поляков – чемпион мира в составе Казахстана, тренер сборной США и университета Луисвилля по плаванию, живет в Штатах 20 лет; 

• Анна Манафова – выпускница Стэнфорда, видеоблогер, живет в США три года.

Спорт, который приносит прибыль

Все виды в вузах США и Канады существуют под эгидой Национальной ассоциации студенческого спорта (NCAA).

Студент, как правило, платит универу за обучение (около 60-70% от общей стоимости в год), проживание, питание (есть обязательное, за которое необходимо внести годовую сумму, и есть дополнительное – по желанию), учебники (если ты выбрал музыку, и тебе нужна гитара, то это тоже входит в «учебники»).

«Университет может предложить частичную оплату, – рассказывает Поляков. – Но у NCAA есть лимит на сколаршипы – грантов на оплату обучения. Например, в мужской сборной университета 35 пловцов/прыгунов (эти виды объединены в NCAA), но бюджет на них – всего 9,9 сколаршипа. Поэтому более значимым атлетам вуз выдает полный грант, а кому-то покрывают только учебники, кому-то – часть обучения».

Спортсмены-школьники, которые хотят в конкретный вуз, борются за сколаршипы. А иногда даже просто за попадание в команду желаемого универа. В Америке все идет от конкуренции: чем она выше – тем выше уровень спорта. 

Главные виды, приносящие прибыль вузу – американский футбол и баскетбол. Бейсбол в топ-3.

«А плавание, например, убыточно для университета Луисвилля на $2 млн в год, – объясняет Поляков. – Но очень важно для престижа вуза содержать другие виды спорта. За Стэнфорд выступают 36 сборных по разным дисциплинам. Значит, университет сильный и содержит эти команды». 

Образование или деньги

Если атлет на сколаршипе и выступает за вуз, он не имеет права заключать контракты со спонсорами. То есть он не может быть профессионалом. Если студент заработал спортом больше, чем на него потратили (переезды на сборы и соревнования, проживание, оплата бассейнов, работы тренера и пр), он отдает разницу призовыми. Если же деньги идут от государства за спортивные заслуги, их можно оставить себе. Благодаря таким ограничениям NCAA атлеты продолжают выступать за вузы, не утопая в гонорарах.

Например, Кэти Ледеки – выпускница Стэнфорда – подписала контракт с брендом TYR на $7 млн в год только после второго курса. 

«Ей два года обошлись в убыток, но часто американцы ценят этот опыт, – подчеркивает Поляков. – Потому что все, кто прошел через студенческий спорт в США, стали намного сильнее в социальном плане. Но чтобы этот студенческий этап пройти, нужно забыть про себя и выступать только ради команды. Это помогает личностному росту человека».

Зачем идти в универ, если ты профессионал еще в школе?

За занятия спортом надо платить, поэтому атлеты стремятся попасть в вуз, который предоставит все условия для подготовки. Участник трех Олимпиад и наш гид по студенческому спорту Влад Поляков уверен, что атлетическая инфраструктура Америки на высшем уровне. 

«Все, что есть в центре олимпийской подготовки сборной России, имеется в Луисвилле – далеко не лучшем вузе США. А в Стэнфорде, я думаю, есть все и больше. Для многих атлетов это [обучение в универе] – единственный путь к будущему в спорте. Это надежда. Некоторые готовы даже платить полностью за университет, чтобы только пользоваться этими условиями».

С большинством студенческих команд работают специалисты по массажу. Есть спортивный психолог, а иногда и несколько. И все это предоставляется спортсменам, пока они полноценные студенты вуза. В Стэнфорде команды по плаванию, например, разделены по гендерному признаку. В женской есть два старших тренера, тренер-волонтер и тренер-студент. То же самое в мужской сборной. 

Конечно, не обязательно поступать в универ для успешной спортивной карьеры. Майкл Фелпс, самый титулованный олимпиец всех времен, нигде не учился. Он в свое удовольствие брал несколько предметов в Мичигане, где находился в то время. Но для такого нужно иметь условия: деньги, ресурсы, стабильность и уверенность, что тренер все предоставит.

Спортивные успехи не закроют сессию

У спортсменов серьезная поддержка со стороны репетиторов. Например, если студент не понимает физику, то университет предлагает учителя по этому предмету – по вечерам бесплатно. 

«В первую очередь, нельзя завалить сессию. Если оценки ниже «тройки» по нашим меркам, то ты – ineligible, непригоден, – рассказывает Поляков. – Ты не можешь больше выступать за вуз и теряешь сколаршип. Студент-спортсмен должен быть очень ответственным. Понимая это, вуз создает условия поддержки атлетам». 

Профессорам, как правило, безразлично, кто ты и как сдашь предмет. Но адекватные педагоги понимают значимость каждого спортсмена и идут навстречу. То есть «пятерки» (по-нашему) атлетам просто так не раздают, но «троечку» могут и поставить при должном старании.

Проявить инициативу тренеру и попросить у профессора за спортсмена – очень грубое нарушение правил NCAA. За это можно не только потерять работу, но и всю команду, и даже вуз могут удалить из ассоциации пожизненно. Такое происходит регулярно, поэтому серьезные универы никак не помогают топ-спортсменам закрывать сессии.

Мы часто видим, что сильные американские атлеты исчезают, заканчивают со спортом. Если они не вышли на элитный уровень после вуза – 22-23 года, в девяти случаях из десяти карьере конец.

Почему Стэнфорд – лучший?

Стэнфорд славится не только близостью к Кремниевой долине, но и великими спортивными достижениями. Атлеты «Кардиналов» (спортивная ассоциация Стэнфорда) берут награды на каждой Олимпиаде с 1912 года. Из Рио они привезли 27 медалей (14 золотых, 7 серебряных и 6 бронзовых – рекорд вузов США). Всего стэнфордцы выиграли 270 олимпийских медалей, из них 139 золотых. 

А начиная с учебного года-1976/77 Стэнфорд каждый сезон был победителем NCAA минимум в одной командной дисциплине. Всего «Кардиналы» завоевали 126 чемпионских титулов NCAA – больше любого другого вуза. 

Но Стэнфорд потому и великий университет, что даже если ты олимпийский чемпион – за медаль поблажек не делают. Выкладываться нужно еще сильнее – «чем больше сила, тем больше ответственность».

Спорт и учеба: как их совместить?

Университетские тренеры рекрутируют спортсменов при поступлени. Это часто происходит за два-три года, чтобы абитуриент успел подготовиться к вступительным испытаниям.

«Тут поступают не по минимальным баллам, – объясняет выпускница Стэнфорда Анна Манафова. – Стэнфорд смотрит на потенциальных студентов со всех сторон. Если у тебя низкие показатели на стандартных экзаменах, это не значит, что шансов нет. Ты можешь быть очень хорош в чем-то другом, и тогда велика вероятность поступить. Это не как в России – по ЕГЭ».

Как правило, атлеты попадают в Стэнфорд с более низкими баллами, чем остальные студенты. Но дело не в коррупции, а как раз в том, что на человека смотрят с разных сторон. Это полностью вписывается в политику университета – набирать самых разных людей с совершенно непохожим бэкграундом, которые в совокупности развивают университет.

Даже если взять академически слабых абитуриентов, уровень их вступительных экзаменов все равно будет на порядок выше, чем во многих других универах. «Каким бы ты ни был спортсменом, в вузе должны понимать, что ты потянешь программу, поэтому всех подряд олимпийских чемпионов в Стэнфорд не возьмут», – дополняет Манафова.

При сдачи экзаменов к спортсменам подходят гибко (не путать со снисходительностью). Условия, в которых атлеты отвечают, могут быть совсем разными. По словам Анны, бывали случаи, когда спортсмены сдавали экзамен непосредственно перед матчем или между тренировками. Такие нюансы обговариваются заранее с преподавателем. Обычным студентам нельзя сдавать экзамены удаленно.

Какие условия для спортсменов?

Политика Стэнфорда – полностью интегрировать атлетов в жизнь университета. Каждое общежитие заполняется по спортивному, учебному, расовому признаку и тд. Чтобы все здания общежития походили на демографию самого университета. В отличие от других вузов, где спортсмены живут обособленно.

«Стэнфорд себя позиционирует как школа, которая дает знания и учит, – говорит Манафова. – В основном атлеты поступают, чтобы сделать себе back up (резервную карьеру). Для определенных видов спорта это важно. Некоторые национальные ассоциации, типа НФЛ и НБА, требуют, чтобы атлеты поступали в колледж. У них есть система one and done, обязующая спортсменов хотя бы курс отучиться в колледже. Многие идут на один год для галочки, а потом бросают».

В бейсболе, например, требуют минимум три года в вузе. И таких ограничений много в американских лигах.

Впрочем, Стэнфорд оканчивают почти все атлеты. Там огромное количество ресурсов для спортсменов. Так, помощник тренера, который занимается академическими вопросами – связывает команду с кафедрой. И с учебной стороны есть такой посол, который соединяет академическую часть со спортивной. И это полноценная должность!

Атлеты составляют себе учебное расписание, исходя из времени тренировок. И как раз «послы-советники» помогают спортсменам урегулировать все временные вопросы, чтобы учеба не пересекалась со спортом.

Из-за частых отъездов на соревнования у атлетов дедлайны, как правило, раньше, потому что отсрочек никто не делает.

«Специальных репетиторов для спортсменов в Стэнфорде нет, – уточняет Манафова, – Иначе это приведет к тому, что репетиторы будут делать все задания за студентов». 

Как в сборной России восприняли переезд Минакова?

«Вряд ли позитивно, – считает Поляков. – Нашим тренерам и вообще всей политической системе мало что известно об американской структуре. Тем не менее, эта система не для всех. Каждый момент нужно продумать, что Андрей и делал долгое время. Он планировал не поступать этот год и готовиться к Олимпиаде в России, что в его случае было правильным решением. Но Андрей именно сейчас должен начать учебу, потому что иначе будет терять годы eligibility. Это снова упор в правило NCAA». 

В Стэнфорде редко учатся иностранные спортсмены. Университет иногда принимает атлетов из англоязычных стран, но за российского пловца там бились.

Владислав консультировал Андрея в ходе поступления и говорил, что Стэнфорд проявил заинтересованность. Единственная проблема: там сейчас очень молодой тренер в мужской команде. Он работает первый год. Стэнфордская мужская плавательная сборная сошла по рейтингу с седьмого места на 15-е. Но Минаков может поднять команду в пятерку. 

«Андрей сильный пловец, но как личность он гораздо выше. Его общее развитие… – восхищается Поляков. – Не могу сказать достаточно о его семье. Как они вырастили такого мальчика... Это шедевр! Советую России поддерживать его при любом решении, потому что это может быть будущее российского плавания». 

Фото: Gettyimages.ru/Mike Ehrmann, Thearon W. Henderson, Mark Kolbe, Dilip Vishwanat; instagram.com/andrei_minakstanford.edu/ncaa.orggloballookpress.com/Xinhua

НАШ АДРЕС:
Чиланзарский район, 7 квартал,
Ташкент, Узбекистан, 100096
МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ
Свяжитесь с нами или оставьте свой номер.
+998-71-273-19-63
это поле обязательно для заполнения
Телефон:
*
Спасибо! Форма отправлена